21.07.18 GELIOS-PLUS.RU — Недавно мы опубликовали вполне стебный текст о том, как нелепо читать эти беспомощно и безжалостно бесконечные лонгриды. Нам показалось, что неспособность долго фокусироваться на тексте (и непонимание, зачем себя к этому заставлять) - это то, что наши читательницы и читатели разделяют. Ну, камон, кого вдохновляет классический эпистолярный жанр в эпоху инстант меседжез? Но вот мы наткнулись на размышления американского журналиста и писателя Питера Кларка, который сам пишет коротко, но чтение длинных текстов считает особым, ни с чем не сопоставимым и ценным опытом. Делимся адаптированным переводом с вами (он не слишком длинный) .

Я написал книгу о том, как писать коротко. Это все равно что пробежать марафон, чтобы научиться бегать спринт. Или бодрствовать всю ночь, чтобы научиться дремать. То, что написано коротко, лучше запоминается. Именно поэтому история сохранила для нас клятву Гиппократа, 23-й псалом, десять заповедей, Отче наш, преамбулу к Конституции США, любой шекспировский сонет - все достаточно коротка, чтобы его запомнить.

Но я не отношусь враждебно к длинным форм. С 2006 года я написал пять книг общим количеством страниц 1442. Но мой подход такой: разделы в книгах я все же делаю короткими, чтобы подать банкет в пригодных для нормального потребления порциях.

В эпоху твитера преимущества лаконичности должны быть очевидны:

Она экономит время.
Экономит пространство.
Гарантирует наличие фокуса.
Заставляет писак выбрасывать из текстов лишнее.
Если написано понятно, то легко запомнить и пересказать другим.

А вот почему короткое письмо плохое:

Оно не приглашает читателя в путешествие.
Оно не предоставляет тщательно знюансованих аргументов.
Оно избегает сложностей и неоднозначностей.
Важные слова и идеи оно просто уничтожает.

Недавно один американский писатель преподавал студентам курс по креативного письма. За образец хорошего текста на одну из пар он принес произведение своего коллеги веб-дизайнера, уважаемого и опытного писателя по имени Гарри Смит. И должен искренне удивляться, когда студенты забастовали против чтения произведения, который показался им длинным. То, что на вкус преподавателя было изящное и глубокое, студенты восприняли как утомительное и повторяющееся.

Произведение, преподаватель предложил читать студентам, - это 22 книжные страницы текста. Почему автор так много написал, можете подумать вы. Это вообще не моя проблема как читателя, что оно такое длинное, можете подумать вы. Это проблема писателей, гонятся за статусностью. Ее же присваивают за монументальность: мой текст длиннее твой

Я сочувственно выслушивал нарекания своего товарища-преподавателя и пытался представить причины студенческого бунта: возможно, это неспособность долго фокусировать внимание; несостоятельность, сформировалась от потребления цифровой информации от эсэмэсок и мейлов в блоговых сообщений и сообщений в фейсбуке. Я вот, например, стал мультизадачной человеком, который распыляет внимание между многими телепрограммами (особенно спортивными), социальными сетями, подкастами, видео на ютубе, статьями в газетах, журналах и книгах. И у меня абсолютно нет ощущения, что я всю эту информацию как-то систематизирую. Это больше похоже на жонглирование. Признаю, что я читаю меньше романов, чем в прошлые десятилетия, но хочу провести 13 часов за просмотром очередных сериалов нетфликси.


Вообще же меня на эти размышления о длинных / короткие формы вдохновил один перепечатка в журнале Sports Illustrated . Здесь снова напечатали текст Билла Нека, который в течение 23 лет был корреспондентом журнала, а недавно умер от рака. Это был самый известный его текст, который описывал скачки и назывался «Чистое сердце». Перепечатка вышел без сокращений и с небольшим количеством иллюстраций . Начинался на 102-й странице и заканчивался на 111-й, то есть состоял примерно из восьми тысяч слов. Я начал читать (я, чей дедушка ходил смотреть скачки едва ли не каждую неделю) и подумал: «Боже, какое оно длинное!». Но решил дисциплинировать себя, отложил все, что отвлекало, и погрузился в очередной абзац. И, стоит сказать, был щедро за это вознагражден.

Если честно, текст действительно разворачивается медленно. Ничто вначале не хватает читателя под руки и не погружает в главную идею. Ничто не толкает в спину, только слегка стучит пальчиком по плечу. Автор пишет поэтически и восторженно, как может писать только тот, кто любит то, о чем рассказывает. Чтобы эту любовь в тексте уловить, нужно время. А чтобы ее распознать целиком, времени надо больше, чем на прочтение восьми тысяч слов.

Скачки, которые описал автор, я смотрел по телевизору, когда мне было 24. Сейчас, прочитав текст, я достал свой айпад, полез в ютуб и посмотрел их снова. И был совершенно поражен тем, насколько точно Нек все описал.

Я еще раз осознал, что существует по крайней мере два типа нарративов. Первый тип - «что произойдет дальше», последовательная путешествие, которое заменяет пережитый действительно опыт. Но также существует нарратив в формате «как это произойдет». Этот нарратив может рассказывать о хорошо известный факт с другой точки зрения, приглашая нас учиться, видеть, чувствовать.

Читая этот текст о скачках в спортивном журнале, я вспомнил, что глубокая сила любой истории чувствуется, только если истории посвятить время. Пусть текст длинный - не такой, конечно, как «Война и мир» или «Моби Дик» - но по современным журналистскими стандартами. Что привело меня к вопросу, дорогие писаки и чтец: не грозит отказ от длинных историй прежде нам самим?

Админ спрашивает: эта страница Почему автор книги о лаконичном письме заставил себя читать огромный текст дала ответ на ваш вопрос? Дата 21.07.18
Да, спасибо Нет, не то! Дополнить
Продолжение на этих трёх страницах, откроются в новой вкладке: