21.07.18 GELIOS-PLUS.RU — Десять вещей, которые больше всего бесят редакторов в работе с журналистами, мы выяснили. Журналисты рассказать взамен. Их отношения с редакторами страдают прежде всего от недостатка коммуникации. Авторы не любят, когда их текст меняют без объяснений и видимых причин, и ненавидят, когда правки делают его хуже. Мы опросили полутора десятков журналистов и журналисток и сформулировали десять наиболее распространенных претензий.

Отношения в редакторско-журналистском тандеме могут быть гармоничными

Милан Лелич из еженедельника «Фокус» с этим всегда везло. « Главное - выйти с редактором на одну волну, почти всегда удавалось после недолгого притирки. Это когда не надо особых объяснений: ты понимаешь все требования к будущему текста: стиль, формат, спикеров. А редактор знает, что ты это понимаешь и сделаешь все, как должно быть, без лишних советов и указаний », - говорит он. О том, что делать, чтобы построить такие отношения, мы писали здесь .

Фрилансерам труднее

Они сотрудничают с различными редакциями, где, к тому же, часто меняются редакторы. Их заработок зависит от того, успеют ли они сдать материал, пока он еще актуален, и не опередят их другие. Это значит, что с редактором нужно коммуницировать оперативно. Здесь и начинаются проблемы.

1. Игнор и недостаток обратной связи. Редактор отписывает на письма и сообщения в мессенджере с задержкой или не реагирует вообще. « Ты посылаешь тему, а редактор молчит. Посылаешь готовый текст - редактор снова молчит. Если это случается систематически, это может раздражать, особенно, когда тема горит », - говорит Александр Ярощук. Фрилансер беспокоится, потому что не знает, успеет продать материал другой редакции.


«С одной стороны, если я ни с того, ни с сего послал текст с просьбой посмотреть и сказать, заинтересовано издания в нем, редактор мне ничего не должен , - рассуждает Владимир Молодой. - С другой стороны, отписать несколько слов, пообещав посмотреть или пояснив, что материал на эту тему не нужен, - дело нескольких секунд. Как бы там ни редакторам не хватает времени. За быстрые ответы "спасибо, гляну позже" или "мы не работаем с внешними авторами" я всегда очень благодарен ». Однажды редактор отписал Владимира за трое суток, когда он, не дождавшись ответа, уже отдал текст другому изданию. В другой раз - смог просмотреть текст, когда он потерял актуальность.

2. Несоблюдение дедлайнов . Автор хочет знать, когда выйдет его текст. Ответ «опубликуем, но точно не знаем, когда" его огорчает. Как и обещание потом, когда-нибудь, дать фидбэк.

«Я спешила, подгоняла спикеров / героев, а затем готовый материал лежит неделями или месяцами, или редактор решает не выпускать его вообще и забывает об этом предупредить», - сетует Александра Горчинская. Случаи, когда редакция тратит материал, не успев опубликовать его вовремя, журналисты описывают как наиболее травматичны. « Это очень больно», - говорит Александр Ярощук.

« Часто просят текст на завтра или очень к выходным, а значит он потом через месяц, - говорит Екатерина Бабкина. - Понимание того, что человек, чтобы сделать качественный текст вовремя, откладывает другие задачи, - ноль. Страдает в этой ситуации тот, кто дедлайна сдержал. В редких случаях это обусловлено тем, что издание сосредотачивается на breaking news, но в основном - недостатки планирования. Планируйте лучше ».

3. Неуважение к частному времени. Редактор пишет или звонит среди ночи или в выходной без необходимости. « Ты дрожишь, когда твой рабочий мессенджер пикает в шесть утра или восемь вечера. А оказывается, что редактор нашел интересный (часто - на самом деле нет) ссылку и считает уместным прислать тебе его именно сейчас. Когда работаешь в информационном потоке, иногда хочется отдохнуть », - говорит Яна Рыболовная. Она слышала от редакторов фразу «в журналистике всегда ненормированный рабочий день», а когда отказывалась работать в нерабочее время - «незаменимых людей не бывает» и угрозу нанять вместо нее «студентов», готовых выполнить любую задачу.

4. Вмешательство в стиль. Музыкального журналиста Фила Пухарева всего злит, когда редакторы искажают его текст поправками, не понимая замысла или намагаючы изменить стиль. Еще хуже, когда не объясняют правки ничем, кроме «я художник, я так вижу». « Когда ты работаешь с текстом, прислушиваешься ко всем советам, но потом оказывается, что текст уже не твой, а редакторский, это перебор », - говорит Анастасия Иванцов.

Екатерине Бабкиной не нравится, когда редакторы, исправляя «в» на «в», «и» на «и», «сь» на «ся» или наоборот, сбивают ритм ее текста. « Украинский язык ритмическая даже в прозе. И очень благозвучный, в том числе благодаря возможности варьирования гласных и согласных. Это очень влияет на восприятие текста, на создаваемую атмосферу, темпоритм, динамику напряжения. У кого есть чутье, у кого нет и это нормально. Но редактор без чувств имеет об этом знать и доверять автору, иначе текст очень теряет ».

Прочитав первый текст тележурналистки Ольги Мозговой, редактор сделала замечание: « Меньше" бантиков "и лирических отступлений» Но уже в следующие тексты начала дописывать фразы вроде « готовь сани летом» или « спасение утопающих - дело рук самих утопающих ». Особенно трудно Ольге работать с людьми, которые много лет редактировали тексты для печатных изданий. Они « наполняют текст сложноподчиненными предложениями, которые невозможно воспринять на слух ». Или требуют придать тексту «мяса», которое оказывается не нужными аудитории фактами: « сколько в области ПТУ, из них в государственной собственности, сколько подчинены вузов, сколько юридическими лицами, и сколько на территории колоний и тюрем».

Милан Лелич обижался на редакторов за вмешательство в стиль, но перерос. « Тебе кажется, что ты придумал невероятно крутой оборот или заголовок, а редактор меняет его на что-то банально, - говорит журналист. - Но со временем я начал понимать, что искусственная оригинальность лишняя, а прагматичный редактор самом деле прав ».

5. Неграмотные исправления

Редактор сам плохо знает язык, но исправляет то, что считает ошибками автора. « Отдавать текст с ошибками и получать с еще большим количеством ошибок - не фантастика. Это случается регулярно, если редактор мало знает и постоянно не учится », - говорит Ольга Мозговая.

Журналистка, которая решила остаться неназванным, называет такое поведение редактора синдромом «я лучше знаю». « Даже когда он не сразу различает SEO и СЕО, и не понимает, как работает интернет, но настаивает на свой авторитетному мнению », - комментирует она. Однажды в тексте Екатерины Бабкиной фразу «мене, текел, упарсин» исправили на «меня такое не удовлетворило».

Хотя были и оптимистичные истории. Екатерина говорит: « Моим первым материалом для Esquire было интервью с Оливьеро Тоскани, который в свое время послал Папу Римского на хуй. Редактор Глеб считал, что "на хуй" следует писать вместе. У нас состоялась длительная аргументированная дискуссия. Вполне филологическая, со словами "доля", "субстантивация" и другие. Коллеги даже записали это на видео. Он разбогател на знания, как правильно писать долю с существительным, когда они вместе составляют направление или определение места. Я - на опыт, редактор может и посоветоваться, а не просто исправить так, как считает нужным, и забыть ».

Отдельная проблема - редакторы, которые привыкли работать с текстами на русском, а теперь берутся за украинский (или наоборот), путая слова и правила двух языков. На это жалуются несколько собеседников MediaLab.

«Ну и что, что редактор в быту общается на русском? Если он работает с украинскими текстами, пусть делает это качественно. Пойдет на языковые курсы, перечитает на досуге правописание. Пусть больше общается на украинском, в конце концов », - возмущается анонимная респондентка.

«Ясно, что такие ляпы выходят, потому что работа редактора тяжелая. С другой стороны, это проблема экономии кадров. Если бы вместо одного редактора работало двое, каждый из них должен меньше нагрузки и меньше уставал. Но обычно редакции не могут себе этого позволить », - рассуждает Александра Горчинская.

Но еще хуже несправедливые исправления - легкомыслие редактора, который не видит ничего страшного в том, что текст с ошибками будет опубликован.

6. Неприхотливость и неразборчивость. Ты высылает материал редактору и за полчаса видишь его опубликованным без изменений. Это могло бы восприниматься как комплимент и признание профессионализма автору, и вместо этого возникает неуютное чувство: они вообще там текст читали?

Некоторые редакторы готовы брать любой контент, не требуя от авторов буквально ничего. Антон Семиженко вспоминает свое сотрудничество с одним столичным онлайн-изданием « Редакторы соглашались практически на все, но почти не проникались результатом. Коммуникация ограничивалась четырьмя словами: «ОК», когда предлагал тему; "Спасибо", когда сбрасывал текст; "Лови деньги". После нескольких случаев, когда иллюстрации к материалу расставляли нибудь, я начал станки тексты на отдельном сайте, а затем сбрасывал редакторам ссылку и пароль, чтобы им оставалось просто скопировать материал. Платили там неплохо, репутация в издание хорошая. Впрочем сейчас, когда есть возможность, я сотрудничаю с другим изданием. Гонорары там меньше, выплачивают их позже, зато подробно проговаривают темы и вычитывают тексты ». Это, говорит Антон, совсем другие ощущения.

7. Превосходство и недоверие к автору. « По-моему, редактор не должно всегда быть компетентным по журналиста в вещах, о которых говорится в материале. Но должен доверять журналисту », - говорит Милан Лелич. Не следует подвергать сомнению то, что журналист описал ситуацию адекватно, и подгонять текст под собственное восприятие. Особенно, по мнению Милана, это касается политических тем, в освещении которых многое зависит от собственных источников и интуиции автора.

Несколько опрошенных раздражает неготовность редакторов старой школы воспринимать новые форматы медийного контента. Журналистка, которая не захотела быть названной, говорит, что не понимает аргумента «я тридцать лет в журналистике, а чего достигли вы?» Ведь многолетний опыт не всегда свидетельствует о способности делать качественный современный продукт. « Тексты, которые ты выпускаешь, как машина времени, которая переносит в восьмидесятые годы прошлого века. Хочешь выжить в журналистике сегодня - развивайся. Или иди », - говорит она.

8. Нежелание платить. Не все редакторы разделяют мнение, что труд должен быть оплачен. Некоторые делают все, чтобы получить контент даром. Например, платят студентам, стажерам и авторам, которые сами предложили свои тексты редакции. « Мне сказали:" ты благодарить за то, что твой текст вышел в нашем издании - это большой плюс для портфолио " », - рассказывает анонимный респондентка.

Деревянные Рыбацкой случались редакторы, которые игнорировали вопрос об обещанном гонорар, а впоследствии просто переставали брать трубку. Другие журналисты описывают случаи, когда редакторы не платят, будто надеясь, что автор перехоче денег за проделанную работу. « Я не стесняюсь спрашивать о гонораре , - говорит Владимир Молодой. - Но иногда неловко переспрашивать, когда его долго не присылают. Недавно я получил деньги за тексты через несколько месяцев после оговоренного срока, и не полную сумму. А за последний текст не заплатили вообще. Пришлось напоминать и чувствовать себя мелочным мудаком ».

Анастасии Иванцов отказались выплачивать гонорар за того, что заказанный редакцией текст пришлось переделывать. «Мне заказали материал, очевидно зная, как я работаю и делаю, - рассказывает она. - Потом редактор начал править - и началось: переделай на вопросы-ответы, добавь цитат, подзаголовки у тебя не так ... Я послушно все выполняла. Следующий вопрос был: "А фотки?» - «А гонорар фотографу?» - «Поделишься своим гонораром. Без фоток текст не берем ". Я добыла фото, текст опубликовали. А когда спросила о гонораре, редактор сказал: "Я твой текст переделал, с ног на голову перевернул, а ты еще и гонорар хочешь ?!" Это бесит ».

Екатерина Бабкина возмущают ситуации, когда текст, заказанный как редакционный, без предупреждения получается как рекламный. « У тебя просят материал о бары или об опыте путешествий, а оказывается, что это спецпроект с алкогольным брендом или авиаперевозчиком. Да еще и в тексте появляются врезы с перечнем алкогольных напитков бренда-спонсора или рейсов рекламируемого перевозчика. Я считаю, что имею право отозвать текст, а если это печатное издание, то и весь тираж », - говорит журналистка. За рекламные тексты должны платить больше, а автор имеет право выбирать, приобщаться к продвижению определенного продукта или услуги.

9. Неготовность помогать автору . Редактор скорее откажется от текста или полностью его переделает, чем объяснит автору, что с материалом так и как это можно исправить. Именно такой фидбэк помогает журналистам развиваться, особенно фрилансерам, которые не имеют постоянного редактора-ментора. « Молодой журналист, который начинает работать с новой темой, не имеет ни понимания ситуации, ни контактов экспертов. Он рассчитывает на помощь редактора. Тот, зато часто считает, что журналисты сами должны решать свои проблемы. В результате материал делается дольше и получается хуже », - говорит Александр Ярощук. По его мнению, редактор должен помогать автору на всех этапах - от обдумывания темы к выходу публикации.

« Больше всего не хватает положительного прессинга и смелых шагов, - говорит Антон Семиженко. - Понять и принять можно и правки, и суровые дедлайны, и даже не очень приятный характер - если ты понимаешь, что редактора беспокоит твое развитие как журналиста и что для него работа в медиа - НЕ рутина, а не конвейер ». Другая собеседница MediaLab предполагает, что редакторы намеренно не учат молодых журналистов, ведь боятся, что обученные кадры будут работать на конкурентов.

10. Чрезмерная авторитарност . Владимир Симаков говорит: причина большинства конфликтов с редакторами - их нежелание согласовывать с автором свои действия. « Да, они имеют на это право и полномочия. Но мой опыт показывает, что если бы редактор сайта sozler.info с автором доводили текст до ума вместе, было бы спокойнее и лучше. Выиграли бы все », - говорит он.

Хуже всего, что делали редакторы с текстом Владимира Семкива, - дополняли ложными или манипулятивными фрагментами, добавляли мысли, с которыми он не согласен. « Это в основном случалось не потому, что кто-то цензурировал текст, а через стереотип вокруг определенной темы: все же об этом пишут! Я, конечно, тоже могу быть неправ, но выяснить это можно в режиме диалога с автором », - говорит Владимир.

Редакторские вмешательства могут поссорить автора с героями его текста. Владимир вспоминает случаи, когда из-за правки редактора портились его отношения с источником информации - « получалось, что я подставлял человека, который мне доверилась ». Он рассказывает историю о своем интервью с политики на, которое редактор проиллюстрировал « отвратительной фотографией, где дама была с голыми коленями ». Еще до того, как газета вышла, героиня была недовольна вымышленным редактором заголовком, а когда увидела фото, просто взорвалась гневом.

Юрий Луканов готов уступить и сделать так, как хочет редактор, когда текст от этого не станет хуже. « Но время редактор настаивает на явной фигни, - говорит журналист. - Однажды заведующая отделом газеты, где я работал в молодости, довела меня до состояния, когда я орал дурным голосом на всю редакцию: "отстань от меня" Сейчас я стараюсь не работать с такими редакторами ». В первом тексте соредактора MediaLab Отара Довженко, вышедший в газете «Сичеславского край», редактор изменил заголовок на «В бой идут одни старики», отчего юноше захотелось застрелиться. (Почему этот заголовок плохой, читайте здесь ).

«Хуже в отношениях с редактором - отсутствие коммуникации, понимания, контакта, - резюмирует Александр Ярощук. - Журналист и редактор - это люди, которые имеют сработаться. Если контакта нет, то, по аналогии с автомобилем, ничего не заведется ».

PS Собирая комментарии для этого и предыдущего текстов, мы невольно задели смежную тему - отношения в ньюзруме и эффективность организации работы редакции. Здесь у редакторов и журналистов немало взаимных претензий, будут предметом отдельного материала. Если вы хотите рассказать о том, что мешает вашей редакции работать лучше, пишите нам . В случае чего анонимность гарантируем

Админ спрашивает: эта страница Журналист и редактор дала ответ на ваш вопрос? Дата 21.07.18
Да, спасибо Нет, не то! Дополнить
Продолжение на этих трёх страницах, откроются в новой вкладке: