15.05.18 GELIOS-PLUS.RU — Хорошо написанный журналистский текст - как стакан воды: пьется легко, утоляет жажду и не оставляет послевкусия. Немного текстов рожают такими авторы: большинство доочищают редакторы. В некоторых редакциях есть институт рерайта - переписывание текста, которое позволяет свести на нет то, что редактор считает ошибками, а автор - неповторимыми особенностями своего стиля. Поэтому, читая качественные западные издания, мы не чувствуем стилистического разнобоя, не видим авторской пунктуации, не продираемся через полстраницы трижды-сложноподчиненные предложения. Но в условиях безредакторной журналистики и вечной бедности, по которой редактор, литредактор и корректор в редакции существуют обычно в одном лице, должны стараться писать как можно лучше сразу.

Научить писать хорошо - почти безнадежное затея. Формула, которая определяет способность человека правильно составлять слова вместе, имеет много переменных, на часть которых мы не можем повлиять. Например, какие книги человек читал (и читала) в детстве; или портили ее стиль в студенческие годы принуждением к наукообразного писания; был ли у нее нормальный редактор ; как работает ее память, ведь в значительной степени мы определяем адекватность словесных конструкций, сверяя с сохранившимися в нашей голове - звучит или не звучит?

Здорово было бы, если бы можно было прочитать, например, On Writing Well. The Classic Guide to Writing Nonfiction или популярную в постсоветских широтах « Пиши, сокращай » - и начать писать хорошо. Но нит.

Про типичные ошибки уже говорилось в материале о том, как изменить прямую речь. Но если специфичность прямой речи еще можно оправдать аргументом «герой так сказал», то авторская речь во всех форматах, кроме колонки , должна быть простой (но не примитивной), связной и нейтральной, без художественных излишеств и авторского позерства. Одним словом, человеческой .

Просто, но не как на базаре . «Представь, что ты рассказываешь это своей маме (бабушке, подруге)» - рекомендация, которая иногда срабатывает там, где письменная речь искусственно усложнена. Вот, например:

Электротранспорт не ходяи в центральной части города

Эту фразу я придумал только, но гугл подсказал, что в различных модификациях она встречается в ряде других изданий. Чтобы проверить, человеческим языком она написана или нет, поставьте на начало «мам» (ну, или «бабушку», «киска», «Серёжа»). Тогда вы поймете, что вряд ли сказали бы «мам, электротранспорт не ходит в центральной части города». Если вы, конечно, не из семьи человекоподобных роботов. Скорее всего, фраза звучала бы как «в центре не ходят трамваи и троллейбусы» или как-то так.

Канцелярит прорастает в текстах журналистов, которым кажется, что написан таким образом текст выглядит и звучит более важно, а они, соответственно, производят впечатление более компетентных. Что это такое - «работать»? Вот «осуществлять деятельность в рамках действующих должностных обязанностей» - совсем другое дело. А потом читаем : «... умышленно, вопреки интересам службы, из корыстных побуждений завладел бюджетными средствами. В частности, издал ряд распоряжений о своем премировании как сельского головы ». Итак, можно завладеть чужими деньгами нечаянно? В интересах службы? С альтруистических побуждений? И почему просто не написать, что сельский председатель выписал себе несколько премий?

Нет причин, по которым люди «проживают», а не живут или живут; «Реализуют», а не продают; тратят «средства», а не деньги; садятся в «данное транспортное средство», а не в эту машину. И из-за того, что значительная часть публикаций в СМИ слепленная из пресс-релизов и сообщений пресс-служб, с непостижимой для меня причине общаются гадким канцелярите, мы постепенно впускаем эти конструкции в свою повседневную речь - сначала письменное, затем устное.

Впрочем, письменное и устное вещание - не одно и то же (например, в устном я бы никогда не принял слова «впрочем»). Встретив на базаре соседку, вы можете сказать « и в центре трамваи, троллейбусы встали, люди стоят и не знают, будет тот трамвай или не будет, ждать его или уже нэ », дополняя слова мимикой и жестами. На письме важно, чтобы словесный поток не выходил из берегов и оставался под контролем. Правильный текст, к тому же, в идеале должно ритм . Его можно почувствовать, читая вслух или даже про себя.

Загрузка...
Как писать человеческим языком и стать знаменитым журналистом, а не жалким рерайтером фото

Повторы в устной речи помогают нам буквально вдолбить то, что мы хотим сказать, в голову собеседника. Иногда за короткий разговор человек успевает три, четыре, пять раз повторить одно и то же разными или и теми же словами: «да что я тебе говорю, трамваи не ходили, поэтому я бы не успела до закрытия». Приучает к повторам и советская псевдонаука, где один и тот же тезис разжевывают в аннотации, поступлении, первой-второй-третьей части, а затем еще раз тщательно - в заключении. В журналистике же повторы - зло. Если вы раз написали, что троллейбусы не ходят из-за халатности мэра, то «как уже было отмечено выше, троллейбусы не ходят из-за халатности мэра» будет злоупотреблением вниманием читателя.

Синтаксис - простой, но не рубленый . Гротескные конструкции с тройной пидряднистю, кучей тире и точек с запятой, причастными и деепричастными оборотами - это одна скверная крайность. Искусственно порубленные предложения, не формулируют целостной мысли - другая.

Проанализировав ситуацию с транспортным сообщением, которая сложилась в нашем городе, приходим к выводу, что главная проблема, которую следует решить местной власти, заключается не в том, что троллейбусы не ходят, - ведь они на самом деле ходят, хоть и не слишком регулярно, - а в том, что в городе не обустроена инфраструктура (остановки, провода), которая необходима для бесперебойной работы электротранспорта
Транспорт не ходит. Не потому, что его нет. Он есть. Просто не остановок и проводов. Власть их не сделала.
Предложение должно быть таким, чтобы человек, дочитывая до конца, не забыла, о чем говорилось в начале. Это, впрочем, часто случается и с автором - тогда возникают несогласованности в часах, родах и лицах:

Власть должна понять: если немедленно не обустроить транспортную инфраструктуру в центре города, не протянуть провода для троллейбусов но не установить трамвайные остановки, за два-три года он должен будет разрушать все, что есть сейчас, и строить с нуля

Эй, думает редактор, кто «он»? Власть - «она»! Бывает, впрочем, и хуже : « Труп гражданина К. с характерными травмами полученными железнодорожным транспортом направлено в морг Городецкой центральной районной больницы Львовской области».

Правильная пунктуация . Знаки препинания в тексте имеют ту же функцию, что разметка на дороге - помогают читателю двигаться текстом, воспринимая содержание и не тратя много времени и усилий на понимание логических связей в нем. Отсутствие запятых там, где она должна быть, - это не просто отсутствие комы. Во-первых, она может создать аварийную ситуацию, при которой текст воспримут неправильно. Во-вторых, читатель может забуксовать, ища смысла в сочетании слов, между которыми должен стоять знак препинания. И в-третьих, грамотном читателю будет больно.

В отличие от стилистики, которая в значительной степени зависит от языкового чутья, пунктуация - это то, что можно зазубрить и втолковать. Просто перестаньте думать, что кто-то расставит запятые в вашем тексте, и отнеситесь к этим закорючек с должным уважением.

Диалектизмы, жаргонизмы, профессиональные термины и иностранные слова уменьшают шансы вашего текста быть понятным аудитории. Например, материалы любимого Lviv.com , касающихся сферы информационных технологий, отпугивают меня как читателя, начиная с жаргонных слов и сокращений в заголовках - они как говорят «ґет лости, чувак, это не для тебя, ты даже не джуниор».

То же (если вы не Виктор Кабак с СТБ , который считает своей миссией возвращение к нашему с вами активного лексикона несправедливо заброшенных слов) касается и вторых-третьих-семнадцатой членов синонимического ряда. Если в художественной литературе герои треплют, болтают, пасталакають, галдикають, ґаламаґають, перебендюють и баляндрасять, то в нейтральном журналистском тексте - только говорят.

Принять вкусный диалектизм можно в репортаже или интервью для создания колорита, не забыв объяснить, что это слово значит. Оперировать же словами типа «сиромудрий», «тепл» или «кукунамуню», передавая в тексте что-то важное, это сужать свою аудиторию к относительно узкого круга людей, чья бабушка тоже так говорила.

Лишние слова - лишние. В тексте должны быть только те слова, без которых не обойтись. В этом может помочь метод, который мы применяли для сжатия заголовков : выбрасывать поочередно каждое слово в предложении и смотреть, это повредило содержания. Отдельно следует взглянуть на словосочетание - нельзя заменить его одним словом? «Жители Норвегии одержали победу» - это «норвежцы победили». «Город Чернигов занял первое место в рейтинге" - "Чернигов возглавил рейтинг».

Лишние слова выбрасывают не для того, чтобы сократить текст - пусть будет долгим . Смысл в повышении того, что Валерий Панюшкин называет плотностью текста. Его же рекомендация - беспощадно бороться с прилагательным как наименее информативной частью языка. фразу

Дети сидели на зеленой, мягкой весенней траве и радовались теплом, ласковом майском солнцу

можно смело сокращать до « дети сидели на траве и радовались солнцу ». Все равно читатель, скорее всего, представляет траву зеленой, а солнце - теплым. Вот если дети сидели на фиолетовой траве под холодным февральским солнцем, тогда без прилагательных труднее.

Еще один придирчивый паразит - лапки . Есть три случая, когда их следует применять:

Цитаты.
Слова, от которых мы дистанцируемся - например, употребляя в переносном смысле, то есть имея в виду обратное. Например, во фразе « моя" худенькая "дванадцятикилограмова собака » кавычки указывают на то, что собака на самом деле не худая. Или, если пишем «Николай назвал его" солдатом "», то подчеркиваем: слово «москаль» существует в Мыколиной системе координат, не в нашей.
Индивидуальные названия заводов, фабрик, клубов, пароходов, организаций, предприятий, научных трудов, литературных произведений, газет, журналов, кинофильмов и т. Хотя некоторые издания на англосаксонский манер заменяют лапки в названиях курсивом, и аудитория все понимает.
Посмотрим на эти примеры:

«Кравчук объяснил, почему не надо бояться" особого статуса "Донбасса»

«Почему украинцы вынуждены покупать авто с секонд-хенда»

«Крымские марионетки жалуются в ООН, что их убивают блокадой»

«Драка на Драгобрате может отвлекать от других преступлений, - Балога»

«В России назвали 16 лет правления Путина потерянным временем»

«Разведка обнародовала новые факты о преступных промахах "боевиков"

«Русскую пропагандистску сильно опустили "в эфире"

В одном из них кавычки не обозначает собственное или цитату - хотя, возможно, авторы пытались таким образом дистанцироваться от формулировок, с которыми не согласны. Хотя, подставив «на самом деле не" к каждому из закавычить слов, мы понимаем, что это не переносное значение. Теперь попробуем убрать кавычки. Изменился смысл? То то же. Делайте так каждый раз, когда хочется залапкуваты слово или фразу, и ваши тексты станут лучше.

Пока наука не доказала существование телепатии , должны исходить из того, что журналистский текст передает читателю только то, что в нем написано. Мнимые ссылка на знания и воспоминания, живущие в голове автора, не срабатывают. Особенно это касается тех людей, которые не относятся к целевой аудитории, но все же вас читают. Представьте, что ваш текст попал в руки «плюсовская» Антонине : поймет ли она хоть что-то? Предположение, что заинтересованный читатель поґуґлить и разберется сам, ошибочно.

Поэтому во многих случаях объяснять нужно больше, чем представляется необходимым автору, особенно если он систематически занимается темой и глубоко в ней разобрался. Это значит:

Давать бэкграунд и предысторию или хотя бы гиперссылки, по которым можно почитать, что было раньше;

Гиперпосилатись на источники. Некоторые редакторы имеют в этом предубеждения - мол, ссылки на другие ресурсы заставляют читателей уходить. Как по мне, прозрачность, то есть приглашение увидеть источники воочию (которым читатель в большинстве случаев не воспользуется, потому что нет времени), приносит изданию больше пользы, чем вреда.

Хотя бы кратко означуваты людей - даже если вам кажется, что Олега Винника знают все, позаботьтесь о гипотетических читателей, которым его имя ничего не говорит. И не забывайте, что Винника зовут Олег, не "О.»: инициалы - варварская практика прошлого века.

Расшифровывать аббревиатуры: ООН и НАТО, может, и не надо, а ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ, НАФТА, МАГАТЭ, МУЭАЛ и ВМУРОЛ уже точно. Nota bene: топ и спа - это не аббревиатуры. Топ - это вершина английском, спа - слово, которое происходит с латыни. Поэтому топ-10 и спа-салон.

Аббревиатуры и сложносокращенные слова бывают и более приземленные, типа ОСМД, ВНО, ШРП, ЛКП и ОТГ. Их также очень важно расшифровывать чаще, пока они не вошли в повседневный лексикон неосознанными, как это произошло с «собесом» и «загсом».

Переводить и объяснять иностранные слова и термины , даже если вам кажется, что с фразой «скраммастер должен бороться с непониманием еджайлу » все в порядке. Логика «если читатели не поймут, то им оно и не надо» - не просто ошибочна. Она губительна.

Лелейте язык. Способность писать хорошо зависит от того, с какими текстами вы регулярно контактируете. Читая ежедневно только районные газеты, незчуетесь, как и себе начнете писать по-калиновом, а под влиянием пресс-релизный копипейст заговорите языком людей-роботов. Желательно читать не только качественные медиа, но и литературу вашем родном языке и / или на тех языках, которыми вы пишете. Не только нон-фикшн, но и художественную литературу: именно она помогает смелее и увереннее сочетать слова. Это тот случай, когда красивое - полезное.