09.08.18 GELIOS-PLUS.RU — Нельзя быть врачом, если ты нигде не учился. Без специального образования не станешь богословом, инженером-конструктором или адвокатом. А вот в журналистику можно прийти отовсюду - хоть после химического факультета или сварочной бурсы, хоть со школьной скамьи. Так имеет ли смысл профессиональная журналистская — образование, которое отнимает время и деньги, не давая видимых преимуществ? Феликс Сэлмон, редактор и бывший блогер Reuters, и Билл Грускин, преподаватель Колумбийского школы журналистики и заместитель редактора The Wall Street Journal, приводят свои аргументы за и против (в переводе Ddmp3).

Феликс Сэлмон: они не нужны

Главный вопрос о школах журналистики поставил американский писатель и финансовый журналист Kogdata Майкл Льюис в своем блестящем материале 1993 года.

Он спросил: это фигня? Тогда ответ был однозначен: да.

Если вы встретите богослова, юриста или врача, можете быть уверены, что они долго получали специализированные знания в профессиональном вузе, прежде чем взяться за работу. В журналистике все иначе. Даже лучшие школы журналистики не будут возражать, что диплом не очень нужен, чтобы работать в медиа.

Кто-то скажет, что обучение на журналистике может быть полезным для редакторства или, скажем, репортерской работы. Но лучшие журналисты часто вообще не учились на журналистике, и нет ни одного подтверждения тому, что журналистский степень дает шанс получить лучшую работу. Нужна ли школа журналистики?

Если она в течение более чем столетия своего существования не смогла достичь цели, сформулированной Пулитцер, - поднять журналистику до уровня ученого профессии, то мир, в принципе, ничего не потеряет, если ее не станет.

В то же время система, по которой работают школы журналистики, основанная на неравенстве.


Неэффективная журналистская школа - это пустая трата времени и денег для студентов. Но есть и преимущества: если студенты платят, то преподаватели и другие работники университетов получают зарплаты. Единственные люди, которые на самом деле проигрывают, - это студенты.

Журналистское образование может быть и эффективной, но она дорогая. Например, годовая программа в Колумбийской школе журналистики стоит около 150 000 долларов, а двухлетняя - больше 200 000. Есть альтернативные варианты. Можно закончить четырехлетний колледж и пойти на работу. Очевидно, с таким бэкграундом вы придете на работу более опытными, чем те, кто берется за журналистской работы сразу после средней школы.

Но как насчет тех людей, которые решили не приобретать журналистское образование? Они должны конкурировать с теми, кто, скажем, имеет степень журналистики из Колумбийского университета. Очевидно, дипломированные больше привлекут работодателей.

Получается так: человек уже нанесла себе значительный ущерб, поскольку потратила кучу денег на обучение. А теперь она еще и мешает другому человеку влиться в журналистскую среду. Просто потому, что и человек был достаточно умна, чтобы не получить журналистское образование.

На практике это означает, что если ты бедный, из села, должен какой-то не тот цвет кожи или инвалидность, или ты одинокая мама с двумя детьми, ты не можешь пойти учиться в школу журналистики. Между тем в профессии как раз и нужно больше людей с разным опытом.

Лучшее, что можно сделать, - это вообще отменить степени по журналистике или сузить это образование к чисто исследовательской. Это сэкономит студентам миллиарда долларов и уравняет возможности людей, которые хотят идти в профессию. Также это неизбежно вернет профессию модели обучения на работе. Начинающие быстрее овладевать основы журналистики, делая первые шаги в профессии, и чувствовать большую ответственность. Ведь никто не выгонит вас из школы журналистики за то, что вы неправильно написали фамилию мэра в заголовке.

Билл Ґрускин: они нужны
Я преподаватель и бывший декан Колумбийской школы журналистики. Моя зарплата зависит в том числе и от того, в школу поступать студенты и или платить они за обучение. Вряд ли кто-то может кто-то быть более ангажированным в этой теме, чем я.

Но мой взгляд на эту проблему основывается скорее на тридцать лет журналистского опыта, чем на десяти годах преподавания в университете. И там, и там я наблюдал постоянные изменения в индустрии.

Нам повезло, что в Америке власти не требуют, чтобы редакторы или журналисты имели журналистский степень. И я никогда не встречал преподавателей, которые считали целесообразным ввести такое требование. Многие журналисты достигают прекрасных результатов в своей работе без журналистского диплома.

Школа журналистики не может научить сопереживать, интересоваться и быть умным. Но там могут объяснить, как отличить классную историю от просто хорошей, как разговорить людей, как проверять информацию, использовать цифровые инструменты для создания и распространения контента, как подвергнуться судебный иск и защитить себя, если это все-таки произойдет.

Я не ходил в журналистской школы, понимая, что большинство медиа имеет таких редакторов, надерут мне задницу, если я сделаю что-то не так. И какие натренируют меня так, что я стану таким репортером, которым всегда хотел быть. Именно так было со мной, Когда в 1981 году я начал работать в местной газете. Редактор научил меня быть внимательным к мелочам, пообещав, что в следующий раз, когда я перепутаю чье имя, он меня уволит.

Редакторы, которые чего-то тебя учить, все еще существуют. Но меньше с каждым днем. Одна из причин - финансовая. Издатели урезают бюджет, сокращают штат, и редактор больше не имеет времени заниматься обучением. А еще в онлайн-изданиях думают, что ошибку можно будет исправить, когда ее заметит читатель и сообщит о ней, например, через твиттер.

Поэтому сегодня молодые люди, которые попадают в редакции без журналистского образования, имеют значительно меньшие шансы научиться азам профессии от редактора.

Многие молодые журналистов никогда и не будут работать в традиционных редакциях. Это здорово. Но они могут рано начать публиковать собственные истории со своими заголовками без редакторского надзора. Это плохо.

Когда я был репортером, я написал несколько позорно провальных историй. Сейчас эти материалы почти нереально найти, разве что покопаться в библиотечных архивах. А если вы ошибетесь в интернете, ваша лажа никуда не исчезнет, ​​а будет храниться годами. Диплом бакалавра или магистра журналистики не защитит вас от ошибок, но даст понимание, как избежать худших.

Многие американские школы журналистики сейчас становятся своеобразными инкубаторами инноваций и медиаисследований. Это важное изменение. Ранее на журналистике готовили пушечное мясо для местных радиостанций, телевидения или газет, а об исследовании тогда речь не шла вообще.

Сейчас преподаватели понимают, какие вызовы стоят перед высшим образованием, и боятся, что сокращение рабочих мест повлияет на то, сколько будет желающих поступать на журналистику. Поэтому они меняют подходы к обучению и отказываются от устаревших дисциплин.

Любая учебная программа по журналистике должна выходить за пределы аудиторий. В частности, давать возможность студентам, кроме журналистских навыков, получать знания по литературе, истории и экономики.

Однако сильная программа по журналистике поможет молодым репортерам бросать вызов стереотипам и предубеждениям, учить выходить за пределы своей зоны комфорта, общаться с людьми и быть гибкими, ведь сфера, в которой они будут работать, постоянно меняется.

Админ спрашивает: эта страница Зачем нужны школы журналистики? дала ответ на ваш вопрос? Дата 09.08.18
Да, спасибо Нет, не то! Дополнить
Продолжение на этих трёх страницах, откроются в новой вкладке: