21.07.18 GELIOS-PLUS.RU — Если ты писатель, то вряд ли прославишься - лавры всегда достаются журналистам. Если ты главный редактор, то может повезти. Главред издания «Наши деньги» Алексей Шалайский, который будет спикером Lviv Media Forum 2018, рассказал, как живется современным расследователям и почему его редакцию не беспокоит, кого посадили за их материалы. А еще - как поймать большую птицу, если круглосуточно занимаешься какой-то ерундой.

Этот материал преимущественно о том, как стать успешным и не облажаться. Если вы любите короткие тексты или просто нет времени, можете взять на вооружение инструкцию Алексея Шалайского в следующем абзаце и идти покорять вершины.

Специализированная украинская журналистика настолько убогая, что ты можешь быть уверен - у тебя нет конкуренции. Ты заходишь на какое-то поле и становишься богом через три месяца. Можешь быть абсолютно несовершенным, но ты один. Главное - элементарно не искажать факты, чтобы 2+2 приближалось к четырем или хотя бы четырем с половиной. И чтобы ты не очень дубово писал - хотя бы как информагентство.

Дальше - серьезные секреты о том, как можно пользоваться оскорбленными людьми.

Есть два способа найти тему: или ее кто-то сливает, или ты сам мониторишь одну сферу и видишь какие-то девиации. Например, месяцами сидишь в документах о ремонте дорог и вдруг видишь, что какая-то дорога выходит втрое дороже других. Но мониторинг, к сожалению, требует значительного ресурса - как временного, так и материального. Не каждый журналист может и хочет мониторить. Преимущественно журналисты хотят делать стендап, а не считать цифры.

Поэтому работают ливни. Но для того, чтобы тебе начали сливать, надо к этому дорасти. Причина 90% сливов - оскорбление. Человек хочет рассказать, как его бросили, и должен сделать это через журналиста. Но если он придет к журналисту-новичку, то нет гарантий, что эту информацию не продадут конкуренту. Журналист должен вызывать доверие и хоть немного разбираться в теме. Если журналист хорошо пишет о культуре, спорте и искусстве, а мне надо рассказать о коррупции в металлургии, я к нему не пойду. Доверие к нему есть, но это не та сфера. Поэтому надо, чтобы сошлось и то, и другое. А таких журналистов еще надо поискать.

Можно попасться на манипуляцию. Тебе сольют тему, которая будет не слишком важной, и ты потеряешь время, которое мог бы потратить на более важную. Но ты можешь, например, просто отказаться от темы - сказать, что не имеешь времени. Если мы какую-то тему не берем, всегда можно слить ее журналистам в регионы или кому-то из коллег.

Правда, у нас ситуация немножко иная - сливов настолько много, что не хватает рук, чтобы их обработать. Поэтому мы в большинстве случаев находим какие-то вещи сами.

Чтобы понять эту часть, надо знать, кто такой черный лебедь.

Американец иранского происхождения Нассим Талеб в 2007 году издал книгу «Черный лебедь», которая вошла в список самых влиятельных книг, написанных после Второй мировой войны. Автор вывел теорию, согласно которой все значительные научные открытия, исторические события или произведения искусства - это так называемые черные лебеди. События, которые случаются редко, но встряхивают миром и имеют серьезные последствия. Например, террористические атаки 11 сентября или развал Советского Союза. Это был литературный экскурс, а дальше Алексей Шалайский объясняет, причем здесь журналистика.

Профессии бывают двух типов: где можно поймать лебедя и они не ловятся в принципе. Везде есть свои плюсы и минусы. Парикмахер, например, не может поймать лебедя, потому что не сможет подстричь сто тысяч человек за один день. И никто ему не заплатит миллион за стрижку. Но он точно выживет. Это плюс. А художник может поймать черного лебедя, но при ловле рискует сдохнуть с голоду.

Все хотят найти профессию, где ловят лебедей. Вы сможете прочитать в журнале о тех, кто этого лебедя поймал (художников, брокеров, спортсменов или кого-то еще). Но никто не пишет о тех, кто умер во время ловли.

Поэтому Талеб вывел такую ​​схему: две трети своего времени работать парикмахером, а одну треть ходить на ловлю черных лебедей. Поймаю ли поймаю, но по крайней мере нащипаю перьев.

В журналистике это устроено так. Преимущественно журналист делает скучную работу. Сначала ему интересно, но вдруг он понимает, что находится в круговороте пресс-конференций, новостных лент и всей этой фигни. Журналист осознает: он так и умрет в потоке пресс-релизов и даже будет нечего написать на надгробии.

А можно было бы все подстроить под лебедей. Например, сначала идешь на медицинскую конференцию, затем экологическую, потом ЖКХ, затем говоришь с Шалайским о высоком. А потом начинаешь по вечерам Гуглить о чем-то одном. Например, о медицине. И происходит удивительное. Приходишь на очередную конференцию о медицине - и тебе там интересно. Следующий уровень - вдруг видишь, что журналисты вокруг тебя на конференции абсолютно тупые. Третий левел - на конференции подходишь к спикеру, задаешь вопрос, и он смотрит на тебя с восторгом, у него капает слеза умиления и он говорит: боже, какое хороший вопрос.

Журналист, становится универсалом, но не поймает лебедя, потому что знает везде понемножку. Единственный шанс удастся - это быть универсалом 2/3 времени, а остальные выделить на углубление своей профессии.


Единственная проблема в том, что это приходится делать самостоятельно. Тебя никто не будет толкать. Не делаешь, то и не делаешь: будешь иметь маленькую зарплату и неинтересную работу. Зато ее будет много. Еще можешь пойти к какому-то грантовому проекту и собирать журналистов на семинары. Платят неплохо, английский язык, какие-то люди, чистый офис. Карьерного роста ни одного, но вроде при работе. Печеньки и кофе порой на халяву.

«Наши деньги» уже поймали много маленьких лебедей. Мы получили несколько престижных международных премий, к нам хорошо относятся в узком кругу. Думаю, что маленьким лебедем было расследование о вышки Бойко. Ну, не лебедем, а так, гадким Утеноком.

Мы не считаем лебедями дела, которые мы довели до суда. Мы вообще убеждены, что это не функция журналистики. У нас другая работа - информировать. К счастью, у нас есть дружественная организация Центр противодействия коррупции , которую создали, чтобы доводить наши тексты в правоохранительные инстанции.

А правоохранительные органы у нас работают как-то так. Скажем, есть сто возможных уголовных дел. Сверху им говорят: вот эти 30% - лучшие люди города, их не трогаем. Еще 30% - это те, кого можно доить, ходить на проверки, сбивать деньги, распылять их между своими. А остальное - это для пиара. Задерживаем, сажаем, показываем людям, что мы работаем.

Мы когда-то пробовали играть в такие игры. Правоохранительные органы приходили к нам еще со времен Януковича: и Служба Безопасности, и Генпрокуратура. Мол, ребята, давайте бороться, давайте вместе. Мы говорим: давайте, вот тема такая, мы вам поможем, у нас есть инсайдеры. Говорят: нет, давайте что-то другое. Мы всегда НЕ угадывали и не попадали в правильные проценты.

Поэтому мы решили расслабиться и информировать. У нас логика такова: даже если ничего не происходит, никого не посадили, то люди об этом узнали и как-то иначе формировать свое мнение. А депутат, о котором написали, что он ворует, будет воровать меньше.

Дьяволу нужен адвокат, а журналисту слава

Еще немного, и вы будете знать все кодовые словосочетания. Вот еще одно. Адвокат дьявола - это метафорическое название человека, который влезает в ваш текст и проверяет его на все: факты, документы, баланс мнений и так далее. Это независимый эксперт - человек, который не занимается подготовкой материала, а смотрит на него незамыленным глазом.

У журналистов-расследователей большая проблема: отсутствие профессиональной пары. Они одинокие волки. Любой человек считает, что он лучший, и журналисты тоже. В какой-то момент человека изменяет чувство критического материализма - она ​​начинает верить документам, а потому, что пишет. А если не с кем сверить свои мысли, это может быть проблемой.

В «Наших деньгах» есть адвокат дьявола. Точнее, их несколько и это не основная их работа. Если готовлю материал я, то адвокатом выступает мой партнер Юрий Николов. Если он пишет текст, я смотрю. Если кто-то другой, то смотрим мы оба. Мы тщательные адвокаты. У нас есть много незавершенных тем, потому что мы понимаем, что надо еще что-то найти, чтобы подтвердить факты документально.

В большинстве классических редакцией адвокатом дьявола есть редактор. Ибо у него есть опыт и понимание вещей. Но здесь тоже есть проблема. Редакторская школа в Украине фактически уничтожена. Большинство молодых журналистов жалуются, что приходят в редакцию, а им не рассказывают, что делать. Говорят: ты делай то, если будет хорошо, мы скажем, а если будет плохо, то не объясним, как это плохо превратить во благо. Копай.

Редактор старой школы все же учил. Сейчас новая традиция: люди не учат, людей меняют. С расчетом на то, что десятый человек подойдет и останется. Научить человека - это большая работа. А поменять - два дня.

Я всегда учил и мне это нравится. Но было немного легче - я работал в изданиях, имели неплохие финансовые ресурсы. Поэтому вечная угроза, что обученный человек пойдет, была не такой страшной. Хотя все равно идут, потому что всегда найдется какая-то подлец, который заплатит больше.

Словосочетание «Наши деньги» не является обесчещенным, поэтому журналисту не стыдно сказать, из которого он издание. И приятнее, чем назвать или никому не известное СМИ, или то, что имеет плохую репутацию. Лучше быть патриотом Америки, чем Зимбабве.

Для журналиста деньги, конечно - не самое важное. Потому что есть слава

Вот мне уже слава не нужна. Когда ты становишься редактором, теряешь возможность прославиться. Потому славу получает журналист, а не редактор. И только потом, когда сделаешь хорошее издание, может прийти слава менеджера. А я никогда не хотел быть менеджером.

Мы хотим создать школу «Наших денег» . Учить немногих, но качественно. Потому что мы умеем учить. Я рад, что среди журналистов, которые работали со мной, девять стало главными редакторами. Я бы хотел плодить их больше.

Админ спрашивает: эта страница Как главред проекта «Наши деньги» Алексей Шалайский ловит своих черных лебедей дала ответ на ваш вопрос? Дата 21.07.18
Да, спасибо Нет, не то! Дополнить
Продолжение на этих трёх страницах, откроются в новой вкладке: