21.07.18 GELIOS-PLUS.RU — Во время конференции участники имели возможность посетить различные секции, в частности были выбраны следующие:

1) "Elite Property Strategies: Taxation, Consumption, Business, Finance"

Доклады, произнесенные на этой секции, касались такой неотъемлемой признаки быта традиционных элит как роскоши и финансовых (не) возможности удовлетворить соответствующий уровень жизни. Дискуссия разгорелась вокруг вопроса, насколько наше представление о роскоши можно экстраполировать на предыдущие эпохи. Ли то, что люксовым считаем мы, действительно имело такое значение в прошлом? И вообще, насколько аристократы (в частности, европейские и японские, о которых речь шла в выступлениях) понимали своего материального уровня и расходов, с ним связанных? Как соотносились прибыли и долги в их имениях и влияло на это (получала от этого выгоду) государство?

2) «Женщины-предприниматели как бизнес-элита: права собственности и собственность, 18-20 веков»

На этой секции речь шла о женщинах-предпринимательницы в Испании в 1886-1936 гг. И Российской империи в 1870-1900 гг. Сюзанна Мартинез-Родригез (Susana Martinez-Rodriguez) выяснила, что у тех испанских фирмах, где женщины были обладательницами или главными менеджеру, степень семейной родства топ-менеджмента и акционеров был существенно выше, чем в случае с владельцами-мужчинами. Источник: сайт Когдата.


Такие предприятия также отличались стабильным развитием в течение периода. В свою очередь, Галина Ульянова (Galina Ulyanova) из Москвы проанализировала просопографични данные женщин, которые были основателями / (со) обладательницами предприятий в Российской империи. По подсчетам ученого в течение 1865-1876 гг. (На которые пришелся бум создания акционерных обществ) доля обществ, имевших среди своих учредителей женщин, составляла около 25%.

Можно утверждать, что наличие заметной когорты женщин-предпринимательницы в последние десятилетия существования Российской империи свидетельствовало о существенном сдвиг в "гендерной модели предпринимательства" и о признании женщин равноправными партнерами со стороны бизнес-сообщества. Дальнейшая дискуссия, инициированная профессором Беатрис Краиг (Béatrice Craig), касалась двух главных моментов: адекватности использования термина "joint-stock company" для обозначения несколько отличных в разных странах бизнес и феномена значительной части вдов среди женщин-предпринимательницы. Что касается первого было отмечено, что потребность англоязычной унификации заставляет исследователей нивелировать национальные особенности и пользоваться общепонятный терминологией. Что касается второго, дискутанткы договорились, что вдовы действительно были очень активными в предпринимательстве, как правило наследуя бизнес от мужа или родителей.

3) «Долгосрочные перспективы семьи»

Секция объединила исследователей из Ирландии, Исландии, Польши и Испании, которые изучают историю семьи. В частности, польский ученый Мажена Лиедке (Marzena Liedke) проанализировав брачные стратегии семнадцати магнатских семей Речи Посполитой, отметила, что главной задачей матримониальной политики было сохранить (приумножить) политический вес и материальное положение семьи. Однако во внимание брались физическое и психическое здоровье будущего брачного партнера для рождения здорового потомства, способных продолжить род. Поэтому круг возможных невест (речь шла в первую очередь о выборе жены) было очень ограниченным и часто замыкался на ближайших родственников. Около 30% мужчин не женились вообще (против 13% женщин), что исследовательница объясняет все теми же трудностями с поисками жены. Ракель Товаг Пулидо (Raquel Tovar Pulido) вновь обратила внимание на вдов, на этот раз как глав домохозяйств в Южной Испании во второй половине XVIII в.

Проанализировав данные переписей населения, ученый пришел к выводу, что в двух из трех случаев вдовым брачным партнером была женщина, которая имела в среднем пятьдесят лет. Четверть из таких женщин были головами домохозяйств, а меньше десяти процентов жили в домах родственников. Лишь около 7% вдов имели работу, а именно: служанки, продавщицы, акушерки, кондитерки, работницы на мануфактуре или шинкарки (по-испански "taberneras»). а меньше десяти процентов жили в домах родственников. Лишь около 7% вдов имели работу, а именно: служанки, продавщицы, акушерки, кондитерки, работницы на мануфактуре или шинкарки (по-испански "taberneras»). а меньше десяти процентов жили в домах родственников. Лишь около 7% вдов имели работу, а именно: служанки, продавщицы, акушерки, кондитерки, работницы на мануфактуре или шинкарки (по-испански "taberneras»).

4) «Офицеры и господа»

Исследовательница Кати Тоиванен (Kati Toivanen) рассказывала о военной карьере офицеров Великого княжества Финляндского, а Алекс Шеллман (Alex Snellman) поделился результатами своего исследования униформы чиновников Финляндии 1809-1917 гг. Во время обсуждения пришли к соглашению, что служба (военная или гражданская) была в целом единственным способом достичь высоких карьерных ступеней для элит периферий Российской империй. Важным является утверждение Алекса, что имперскую униформу следует рассматривать не только как артефакт или музейный экспонат, а как "определенную политическую позицию", побудившей владельца к лояльности. Греческий ученый Константинос Раптис (Konstantinos Raptis), который исследует аристократические роды империи Габсбургов, в частности род графов Гарраха (Harrach), высказал очень интересную мысль, что европейская аристократическая маскулинность сохраняла свое значение ген во времена Первой мировой войны, а затем повлияла на формирование тоталитарных идеологий. Имеется в виду определенный комплекс требований-черт, которыми традиционно наделяли мужчин-аристократов. К примеру, любовь к охоте и ловкость в этом занятии, военная служба, мужество, честь и др. Председатель аристократического дома - главный человек в семье - нес ответственность за всех остальных членов дома, их репутацию, поведение при дворе и давал согласие на их брак.

5) «Урбанистическая элита при разрыве точек в политической истории малых европейских народов в XIX и XX веках»

Эта секция была интересной с точки зрения исследования городской истории. Брендан Гумфрейз (Brendan Humphreys) с Хельсинкского университета предложил термин "urbanicide" как разновидность "politicide", когда осуществляется целенаправленное разрушение города как урбанистического центра в военных целях или для его аграризации. В качестве примера ученый привел уничтожение Сараево во время Боснийской войны 1992-1995 гг. Или разорение Пномпеня красными кхмерами в 1975-1979 гг. Однако на вопрос о том, можно ли применить термин "urbanicide" по Припяти после аварии на ЧАЭС, исследователь ответил , нет, ведь в этом случае речь не идет о целенаправленном уничтожении. Неожиданными находками поделилась ирландская исследовательница Лили Зах (Lili Zach). Оказывается, среди ирландских интеллектуалов на рубеже XIX и ХХ вв., А также периода Первой мировой войны, было очень популярным сравнивать национальные стремления ирландцев и народов Центрально-Восточной Европы. К примеру, Ольстер сравнивали с Богемией, Боснией и Герцеговиной и подроссийской Польшей. В 1918 г.. Дошло даже до того, что местная пресса подавала образования Чехословакии как малозначительный факт на фоне всемирно признанных государственных порывов ирландцев.

6) "Constructing Gender"
Особенности конструирования гендера были рассмотрены Dijana Dijanic на примере политики досуга в Югославии. Российская исследовательница Ольга Поршнева (Olga Porshneva) представила доклад о большевистской политику в раннесоветского период в гендерной сфере, обратив внимание на особенности ее трансформации, влияние юридических норм на семейные отношения и семью, место женских отделов в идеологической работе. Румынские ученые Рамона Михаила и Георге Лазару (Ramona Mihaila, George Lazaroiu) предложили результаты проекта изучения женской трудовой миграции в современной Европе. В целом, докладчики смогли показать, как с помощью различных политических и социальных инструментов конструируются гендерные роли женщин.

7) "Workers as Сonsumers: Identities, Practices and Collective Action"

На этой секции были представлены доклады французская исследовательница Anais Albert "Consumption as" Hidden Text "in the 1917 Midinettes 'Strike in Paris", Amelie Beamont "Producing and consuming services: luxury hotel workers as customers "и Jackie Clarke" Mobilizing Workers 'as Consumers in Post-68 France ". Автора предложили интересные подходы к изучению рабочей истории и показали, что потребление может быть "скрытым текстом" революционных событий и мобилизации общества. С другой стороны, особенности идентичности современников рабочих пятизвездочных отелей, как доказала Amelie Beamont, формируются под влиянием условий труда и круга профессионального окружения, клиентов.

8) "History in Digital Turn: Practices, Visualizations and Representations"

Организатором этой секции был Андрей Володин, который также представил доклад о влиянии digital поворота на исследовательские практики современного историка. Не менее интересное исследование представил его коллега из Университета Кельна Øyvind Eide.

9) "Economic History, Social Science History and a Historical Social Science"

Эта секция была попыткой теоретического осмысления развития и дальнейших перспектив экономической истории, социальной истории и исторической социальной науки. Norbert Fabian представил доклад о структурном сетевой анализ как социоисторичну и дидактическую модель для исторической социальной науки, тогда как Marijn Molema своим докладом задал вопрос аудитории: что историки могут научиться у представителей социальных наук (и наоборот)? Внимание к этим вопросам не оставила в стороне участников конференции, подтверждением чему было большое количество слушателей. Очевидно, в современных условиях междисциплинарного развития исторических исследований обсуждения подобных проблем необходимо и важной задачей.

10) «Моделирование тела: гендерное представление и потребление»

Участница секции, Matleena Frisk, предложила рассмотреть, как потребительские товары, женские предметы гигиены и мужские дезодоранты, формировали гендерные идентичности в середине ХХ в. в Финляндии. Продолжением этой проблемы стал доклад Conor Hefferman о влиянии ирландской физической культуры на конструирование феминности. Marina Hilber предложила рассмотреть женские тела в научной практике врача-ученого Kleinwachter, который жил в Черновцах до 1906 г.. Интересный способ исследования одежды и женской идентичности на примере дневника (альбома мод) девушки-подростка второй половины XVIII - начала XIX в. представила Charlotte Keighrom. Возможности и перспективы представленных исследований резюмировала дискутантка Helena Tolvhed. В ее видении важно учетом национального, имперского, коммерческого,

11) The Heritage of Cultural Opposition in the Former Socialist Countries

Секция была посвящена проявлениям культурной оппозиции (в музыке, кинематографе, массовой культуре) в социалистических странах в 1950-1980-х гг., В том числе и в Украине. В частности, Orysia Kulick с Тринити колледжа (Дублин) рассказала об украинских "шестидесятников" по материалам Музея шестидесятничества в Киеве и сообщила, что 11 апреля с.г. в Тринити колледже открывается выставка "War and Revolution: Framing 100 years of Cultural Opposition in Ukraine", организованная исследовательницей в рамках проекта "Courage" 2 .

12) Презентация книги "Famine in European History", ed. Guido Alfani and Cormac O'Grada, Cambridge: CUP.

Презентация книги вызвала живой интерес среди участников конференции. Приглашенные авторы, Cormac O'Grada, Mats Olson, Jessica Dijkman, Guido Alfani, представили результаты своих исследований, в том числе были рассмотрены особенности голода в Нидерландах (Low Countries), странах Скандинавии (Nordic countries), Италии. Lucia Pozzi, рецензентка издание, обратила внимание присутствующих на место голода в экономической истории и в частности то, что его исследование помогает лучше понять особенности социального функционирования и экономического устройства во многих странах. Важно, как она отметила, что представлено коллективное исследование дает возможность проведения сравнительного анализа голоду в европейской многолетней перспективе (European long-run perspective) с применением общей методологии. В целом, обратило внимание широкое привлечение авторами книги количественных и демографических методов исследования голода, которые дают возможность увидеть взаимосвязь между различными экономическими и географическими показателями: уровнем достатка и уровнем смертности, условиями жизни и оказанием помощи, количеством осадков и пиками голодных лет. Такой методологический подход дал возможность увидеть особенности голодных лет в разные исторические периоды, увидеть общие и отличительные черты этих процессов и в конце концов наглядно исследования, а не только акцентировать на количестве жертв трагических событий.

Принимая целом, конференция в Белфасте стала незаурядным научным мероприятием как для тех участников, которые впервые присоединились к ее работе, так и для тех, кто уже работает в команде ESSHC. Поэтому, следует иметь в виду следующее European Social Science History Conference, которая состоится в Лейдене в 2020 году.

Админ спрашивает: эта страница Общее собрание участников конференции в Assembly Building дала ответ на ваш вопрос? Дата 21.07.18
Да, спасибо Нет, не то! Дополнить
Продолжение на этих трёх страницах, откроются в новой вкладке: